Редкие племена Дальнего Востока

Как и орочи, уссурийские гольды также подвергались массовым эпидемическим заболеваниям несколько раз. Эти болезни страшно косили их. В настоящее время еще немного этих инородцев осталось в низовьях реки Уссури. В верхнем же течении этой реки и по рекам] Иману, Бикину и Хору остались только кое-где одиночные личности, но и те, будучи сильно притесняемы китайцами, стали уходить на Уссури.

Раньше много гольдов жило по рекам Даубихэ и Улахэ, но, потесненные русскими поселенцами, они стали отходить на север. Впрочем, в последнее время Переселенческое управление стало устраивать и их на землю, давая по 15 десятин земли на каждую семью.

Если обратиться к истории всех завоеваний, всюду представляется грустная картина бедствий, терпимых туземцами от пришельцев. В таком же тяжелом положении очутились и наши инородцы.

Русские переселенцы не хотят признавать их за инородцев, считают китайцами и жестоко их притесняют. Китайцев выселить можно — у них есть своя земля, есть своя родина, корейцев можно тоже выселить. Но куда выселить инородца, для которого Уссурийский край есть родина? Теснимые колонистами, орочи- удэйе бросают свои веками насиженные места и все дальше и дальше уходят в горы. При таких условиях инородцы жить не могут и вымирание их произойдет скорее, чем это можно предположить^.. >

“Гораздо больше влияния на жизнь в крае и даже на самих инородцев имели китайцы” . Им-то мы и посвятим все дальнейшее изложение.

До нас дошли факты, разобраться в которых не могли даже такие синологи, как О. Иакинф, В.[П.] Васильев и архимандрит Палладий.

В общих чертах древнейшая история Уссурийского края представляется нам в таком виде.

За 3000 лет до нашего времени тунгусское племя сушеней жило в районе нынешних рек Уссури, Амура и на юго-востоке граничило до берегов Великого океана. Этим именем “сушень” называлась и та страна, где оно обитало. Сушень употребляли стрелы из грушевого дерева, каменные топоры и каменные наконечники для копий. Рыболовство и охота были главнейшими источниками его существования. На побережье моря, к востоку от Сихотэ-Алиня, жило особое маньчжурское племя дамолу, а к западу от водораздела до реки Сунгари и к югу до нынешней Кореи было владение сушеней, о которых говорилось выше и которые в период шести династий Хань и Вэй называются илоу. Эти народности, как настоящие охотничьи и рыболовные племена, не заботились об организации государства, природа в изобилии снабжала их своими дарами, и это было главной причиной их неорганизованности.

Другое маньчжурское племя — фуюй жило по обеим сторонам хребта Чанбошаня, но было истреблено соседями (270—312).

Об этой местности и землях илоу история в течение некоторого времени (457—459) остается темною .

На севере около Амура обитали мохэские тунгусы, которые, по неизвестным для нас причинам, вдруг двинулись в Южную Маньчжурию и расположились около Кайюаньсаня, на западе от него, и принесли туда с собой и свое старое название. Река Амур, на которой они жили, называлась Хэйхэ (Черная река), или Хэйшуй (Черная вода). За ними у китайцев и сохранилось название Хэйшуй-мохэ. К северо-востоку от этих тунгусов жило монголо-маньчжурское племя кидани. “Они представляли из себя счастливое смешение цивилизации и первобытной грубой силы” .

Разрозненные маньчжурские племена, обитавшие в это время в Северной и Восточной Маньчжурии, представляли из себя совершенно отдельные, самостоятельные кланы. “Клан Сумо граничил с государством Гаоли. Это в нынешней Гиринской провинции, в вершине р. Сунгари. На юго-востоке от него находился клан Бошань. На севере от Сумо находился Бодо — это нынешний район Харбина; на северо-востоке отсюда находился клан Аньченгу; на востоке от него — Фейне, а еще восточнее — Хаошы (Морской берег), то есть нынешние места Владивостока и Никольска-Уссурийского. Из них клан Сумо был самым сильным” .

Мохэские тунгусы, живя рядом с Бохаем (последний, как сказано выше, был на востоке от них в пределах горной области Чанбошаня, вплоть до самого моря), не только не враждовали с ним, но даже как будто составляли одно целое.

темною. Об этом периоде в Уссурийском крае сохранились только сказания, из которых мы узнаем, что после продолжительной и междоусобной войны между владетелем нингутинского аймака Цзинь Я-тайцзы и сучанским властителем Куань Юном (?) в Южно-Уссурийском крае наступают страшные повальйые болезни, которые уничтожили почти все оставшееся после войны население. С этого времени в крае надолго наступает запустение. Подтверждение того, что здесь действительно был период запустения, мы находим и в записках Ф.Ф. Буссе. Он пишет так: “Во время последних нашествий маньчжур Уссурийский край был окончательно разорен и страна оставалась в течение 246 лет”.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ